В Тюмени открыли монумент, посвященный железнодорожникам фронта и тыла

Памятник длиной в километр. Тысяча метров рельсов - именно столько ушло на изготовление монумента, посвященного железнодорожникам фронта и тыла. 
Сложить памятник из железнодорожных рельсов. Кажется, эта идея витала в воздухе и была подхвачена командой скульпторов из екатеринбургского творческо-производственного объединения, которое и создало монумент. Железнодорожники фронта и тыла увековечены в металле, который символизирует и сам их труд в годы войны и твердость духа, которая помогла превозмочь все. Это не просто рельсы - а подлинная часть железнодорожного полотна времен войны.


Каждый рельс - как символ судьбы. И каждый тюменец, пришедший на открытие памятника, несмотря на семидесятилетнюю отдаленность тех событий, почувствовал сопричастность к подвигу железнодорожников Великой Отечественной. «Через железную дорогу война вошла и в мою семью. Дед моей жены, Тузанкин Петр Алексеевич, всю войну отработал машинистом, водя составы как раз к линии фронта. А затем всю свою жизнь до самой пенсии отработал на Свердловской железной дороге. Поэтому для меня лично это еще одно важное в городе Тюмени место, которое будут в обязательном порядке не только в праздничные, но и в будние дни, посещать мои дети» , - сказал губернатор Тюменской области Владимир Якушев.
Железнодорожника в форме узнать легко. А вот бывшего железнодорожника под церковным одеянием узнает не каждый. Митрополит Тобольский и Тюменский Димитрий ( в миру, Алексей Капалин) - выпускник Московского института инженеров транспорта. И выходец из семьи, веками связанной с железной дорогой. 
Если ехать в город от железнодорожного вокзала, то памятник железнодорожникам фронта и тыла теперь будет первой достопримечательностью Тюмени, которая встретит приезжего. Это пока. Вскоре на вокзальной площади появится еще один монумент. Он будет посвящен комсомольцам, покорителям сибирских недр.

 
fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google