Морухов Александр Сергеевич
1

 

23. 3. 1919 - 19. 10. 2001

Герой Советского Союза

Даты указов

 

1.        22.07.1944      ( медаль № 5360)

Памятники

Скульптура, г. Севастополь

Морухов Александр Сергеевич - командир отделения трюмных машинистов гвардейской подводной лодки (ПЛ) "М-35" 3-го дивизиона 2-й бригады подводных лодок Черноморского флота, гвардии старший краснофлотец; единственный матрос-подводник, удостоенный в годы Великой Отечественной войны звания "Герой Советского Союза".

Родился 23 марта 1919 года в селе Митьково (ныне Угранского района Смоленской области) в крестьянской семье. Русский. Член ВКП(б)/КПСС с 1943 года. Окончил 7 классов и рабфак. Работал слесарем в московском Метрострое, прокладывая "подземку" на участке между станциями "Аэропорт" - "Сокол".

В Военно-Морском Флоте с 1939 года, прошёл курс обучения в учебном отряде подводного плавания.

Участник Великой Отечественной войны с июня 1941. Командир отделения трюмных машинистов гвардейской ПЛ "М-35" (3-й дивизион, 2-я бригада ПЛ, Черноморский флот) гвардии старший краснофлотец А.С. Морухов участвовал в 34-х боевых походах и потоплении 8-и кораблей противника.

При выполнении боевого задания 14 сентября 1942 года он спас от гибели свою "М-35" во время срочного погружения, исправив повреждения вертикального руля.

В сентябре 1943 года Александр Морухов выходил в боевой поход на ПЛ "М-113". Находясь на позиции в надводном положении, 28 сентября 1943 года подлодка подорвалась на плавающей мине. От взрыва носовая часть корабля до 9-го шпангоута была оторвана. Морухов своими грамотными действиями создал условия для успешной борьбы за живучесть ПЛ, чем способствовал скорейшему устранению последствий аварии и благополучному возвращению поврежденной лодки в базу своим ходом.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 июля 1944 года Морухову Александру Сергеевичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 5360).

В 1946 году старшина 1-й статьи Морухов А.С. демобилизован. В 1957 году он окончил Московский институт инженеров железнодорожного транспорта. Работал в московском Метрострое. Занимался механизацией трудоёмких работ под землёй. Жил в городе-герое Москве. Скончался 19 октября 2001 года. Похоронен в Москве на Подрезковском кладбище.

Награждён орденом Ленина, орденами Красного Знамени, Отечественной войны 1-й и 2-й степеней, "Знак Почёта", медалями.

Сочинение:

Морухов А.С. "Когда усталая подлодка из глубины идет домой..."//"Воин России", 2002, № 3, с. 104-108.

О подвиге Морухова А.С. в книге "Подводная вахта" рассказывает его командир Герой Советского Союза М.В. Грешилов:

"На мостике стоит первая боевая смена, заступившая в шестнадцать часов. Я, как вахтенный командир, сигнальщики, боцман Николай Хриненко, командир отделения штурманский электрик Виктор Мамаев.

Предупредил сигнальщиков о возможности появления вражеских самолетов с аэродромов Крыма, чтобы внимательно следим за морем и воздухом.

- Слева на траверзе под облаками летит орел, - доложил Мамаев. - Не к добру это, товарищ командир.

- Не будьте суеверным, товарищ Мамаев, лучше следите за самолётами, - ответил ему.

С левого борта в сторону Турции облачность высокая с голубыми просветами неба. Впереди по носу - низкая, горизонт тёмный, на море барашки.

- Прямо по курсу на соте самолет! - доложил ко, стоявший слева от саю взгляд в сторону командую: "Срочное погружение".

Мамаев и Хриненко бросились в лодку, я еще раз взглянул на самолёт в бинокль, успел у него за хвостом шлейф дыма, подумал, что лётчик заметил нашу лодку и дал газ. Это был Ю-88.

Мигом бросаюсь в лодку, закрываю рубочный люк.

- Заполнить цистерну быстрого погружения, нырять на глубину сорок метров!

Вахтенный трюмный Александр Морухов, услышав команду, дал ряд протяжных ревунов, открыл кингстоны средней цистерны быстрого погружения. После доклада из пятого отсека о готовности к погружению открыл клапаны вентиляции цистерн, и лодка начала погружаться.

Боцман Хриненко уже сидел у горизонтальных рулей, переложив их на погружение.

Пока я спускался по трапу в центральный пост, лодка с небольшим дифферентом на на нос погружалась и была уже на глубине шесть метров.

Срочное погружение проходило нормально, нам нужно побыстрей уходить от самолета на глубину.

Морухову сказал:

- Цистерну быстрого погружения будем продувать на глубине двадцать метров.

Хриненко докладывает глубину погружения через каждые десять метров. Достигли двадцатиметровой глубины.

- Продуть цистерну быстрого погружения, не допуская выхода воздушного пузыря на поверхность! - скомандовал я Морухову.

Засвистел воздух высокого давления в цистерну.

- Продута цистерна быстрого погружения, - доложил Морухов.

Лодка стала легче на одну тонну.

- Глубина тридцать метров! - доложил Хриненко.

С левого борта разорвались две глубинные бомбы на большом расстоянии.

"Значит, не заметили немецкие летчики точного места нашего погружения", - подумал я.

- Глубина сорок метров!

- Так держать! - скомандовал я.

Вижу, боцман перекладывает рули на всплытие и создает небольшой дифферент на корму, чтобы удержать лодку на заданной глубине.

- Глубина пятьдесят метров!

Решил, что мы проскочили по инерции из-за позднего продувания цистерны быстрого погружения, это наша рабочая глубина, ведь мы погружались с большой скоростью, и цистерну быстрого погружения надо было продуть на перископной глубине, как требовала инструкция. Поступи мы по инструкции, лодка задержалась бы с уходом на глубину на полминуты, и нас бы засекли вражеские лётчики.

Между тем дифферент на корму возрос до 20 градусов, чувствую, что лодка тяжелеет.

- Дать самый полный! - Морухов репетует мою команду в шестой отсек.

Стрелка глубиномера показывает 60 метров, это наша предельная глубина погружения, на ней мы не раз бывали.

- Глубина 65 метров, дифферент возрос до 30 градусов.

- Продуть кормовую цистерну главного балласта аварийно! - приказываю Морухову.

Засвистел воздух высокого давления по трубам. Глубина достигла 70 метров. В центральном посту раздался треск, из визира уравнительной цистерны вырвалась струя воды, ударилась в подволок, в отсеке образовался водяной туман.

Командир отделения трюмных Александр Акинин и командир отделения радистов Дмитрий Наумов кинулись за аварийным инструментом, нашли деревянную пробку и быстро забили в трубу уравнительной цистерны.

Через несколько секунд течь прекратилась.

Воздух свистит по трубам. Глубина 80 метров Корпус лодки начинает потрескивать, но падение её замедлилось, хотя всё ещё продолжаем медленно погружаться.

Морухов чувствует, что давление в магистрали падает, он самостоятельно подключает вторую группу баллонов, свист в трубах усилился, корпус продолжает зловеще трещать.

Держусь руками за приборы на подволоке. Лодка стала особенно вибрировать от увеличенного хода, начали тускнеть лампы освещения в отсеке, догадываюсь, что садится аккумуляторная батарея от сильной перегрузки электродвигателя.

Вижу, стрелка приближается к цифре 90 метров. "Как глупо погибаем!" - пронеслось у меня в голове.

Стрелка прибора медленно движется к 100 метрам, дифферент лодки достиг 35 градусов на корму. Прошла секунда, стрелка остановилась и начала быстро передвигаться вправо.

Глубина 76 метров! Кажется, остались живы. Дифферент выровнялся на глубине 60 метров, затем начал идти на нос.

- Заполнить частично кормовую цистерну, - сказал я Морухову. - Держать глубину двадцать метров!

Лодка быстро подвсплыла до перископной глубины, а затем погрузилась на 20 метров. Хриненко уверенно удерживает заданную глубину.

Прошло не более пяти минут после сигнала "Срочное погружение", а они нам показались вечностью.

Стал размышлять о случившемся, никто нам ничего не доложил из кормовых отсеков. По поведению лодки у нас была тяжелая корма, но от чего же?

Меня волнует причина случившегося и, чтобы окончательно во всем разобраться, вызываю в центральный пост инженера-механика Ивана Валикова, старшин Билецкого и Сергеева, они подробно рассказывают о происшедшем.

Основным виновником оказался курсант пятого курса инженерного училища, отдыхавший после вахты за дизелем Он находился с нами во втором походе, участвовал в погружении лодки по срочному. Услышав сигнал ревуна, он кинулся закрывать газоотводный клинкет, который уже был закрыт Соловьёвым за две секунды после остановки дизеля. Курсант начал вращать маховик клинкета на закрытие, но тот не поддавался. Курсант растерялся, начал вращать маховик в другую сторону, на открытие, в результате чего в лодку попало более 3 тонн забортной воды.

Благодаря умелым действиям личного состава и особенно Александра Морухова, лодка была спасена от гибели. Он и в дальнейшем отличался не раз. В 1944 году ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

Уточняю у подчиненных, сможем ли мы продолжать движение на позицию? Они отвечают: серьёзных повреждений дизеля и электрооборудования нет, необходимо около двух часов на уборку пятого отсека, замену масла в двигателе, приведение в порядок аккумуляторных ям.

После заслушанных докладов принял решение продолжать следовать на позицию".

Источники

"Морской сборник", 2005, № 11.

Витязи черноморских глубин. Симферополь, 1978

Герои огненных лет. Книга 1. М.: Московский рабочий, 1975

Герои Советского Союза. Краткий биографический словарь. Том 2. М.: Воениз., 1988

Грешилов М.В. Подводная вахта. Курск, 1948.

Зингер М.Э. Герои морских глубин. М.: Воениздат, 1959.

Дополнительные ссылки

Биография А.С. Морухова на сайте Солдаты 20 века

 
fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google fuck google